Cтихотворение Часовой

Автор: Филипп Кедров (1909—1944)

Ветер воет всю ночь напролет.
Дождь и дождь — без конца, непрестанно.
Вихрь в ангар, будто бубеищик, бьет,
Но безмолвна ночная поляна.

Часовой у ангара стоит,
Чутко слушает шорохи ночи:
Ночь, он знает, с врагами дружит
И глядит в её чёрные очи.

Полон мужества наш часовой,
Пост ночной — боевая работа:
Не страшит его дождь проливной,
Тьма и ветер, стучащий в ворота.

Самолеты в ангаре стоят.
Ждет сигнала крылатая стая.
Чуть тревога, и взмоет отряд,
Путь в Отчизну врагу преграждая.

Смотрит зорко боец наш во мрак,
Охраняет родную границу.
Никогда не пройдет ее враг,
Чтоб над родиной милой глумиться.

Сыч с ума может уханьем свесть.
Лес недальний дремуч, словно в сказке.
Дождь вовсю барабанит о жесть,
Ветер, плача, пускается в пляски.

Чу! Шаги… Неужели пришлец?..
Или, может быть, так показалось?
Чутко вслушался в шорох боец,
Как мешок, сбросил с плеч он усталость.

Тень мелькнула в кустах…
Часовой Стиснул верного друга — винтовку,
И окликнул вполголоса: «Стой!»
И еще: «Кто идёт?» И неловко

Тень при этих словах залегла…
Снова тени мелькнули поодаль,
Но осенняя скрыла их мгла…
Тут сигнал командиру он подал.

И в укрытье залёг он тотчас,
Чтоб оттуда вести наблюдение.
Не спускает с прогалины глаз
И готов отбивать нападенье.

Вот лазутчик привстал, как сурок,
И пополз, всё к земле прижимаясь.
Но спустил пограничник курок,
Эхо стало метаться, как заяц.

Враг в траве начал тихо стонать.
И вздохнул часовой облегченно.
Но послышались шумы опять
Там, где только что замерли стоны.

Снова выстрелы, вспышки огней…
И дуэль принимает он эту,
Хоть поблизости нету друзей
И желанной подмоги всё нету.

Пуля хищно вонзилась в бойца…
Но он собственной крови не видит!
«Буду здесь я стоять до конца!
Не пройдете, бандиты! Не выйдет!»

Собираясь с остатками сил,
Метко бьет он по пришлому сброду.
Вот друзья, наконец…
И вступил Наш отряд в дело жаркое с хода.

Кто не пал, тех забрали .живьем
Пограничники утренней ранью.
Стерегут они ночью и днем
Жизнь страны и ее достоянье.