Италмас (четвертая часть)

Автор: Легенда Италмас, Михаил Петров (1905—1955)

В воскресенье она вместе с ровней своей
По малину пошла. Там и встретился с ней
Незнакомый тот парень, кудрявый, как клен
(Был, видать, из селенья соседнего он).
Кто из них из двоих застыдился сильней?
Чей румянец средь зелени вспыхнул алей?

То неведомо ей.

И неведомо ей, почему возле ног
Очутился внезапно ее туесок
И просыпались ягоды. Что она ждет?
Ждет, наверно, что молодец их соберет? С
обирали вдвоем — за поклоном поклон,
Разошлись, не спросив друг у друга имен
Ни она и ни он.

И на радость ли встреча сказать мудрено,
Но о ней позабыть уж нельзя все равно.
Италмас беспокойно вздыхает всю ночь.
А спросила бы мать, чем взволнована дочь,
Та бы правду сказать не решилась, ей-ей,
Стосковалась, мол, я по сестрице моей,—

Отпусти меня к ней.

Да и парню в полуночи видится сон,
— Будто милую видит в малиннике он
И торопится к ней, но огромный медведь
В двух шагах от нее начинает реветь…
Нужно броситься грудью навстречу ему…
Солнце скрылось. Сова закричала во тьму.

Грянул гром — почему?

И другой — уж совсем удивительный сон:
Поле, девушка там, легкий колоса звон.
Рожь-то, рожь Под колосьями скрылась тропа,
Жница юная жнет эту рожь без серпа.

Раз взмахнула рукой — встал суслон золотой,
Два взмахнула — кабан чуть не с дом высотой,

Как из бронзы литой.

А любовь все сильнее от каждого сна.
«Мама, слышишь, мне снова приснилась она.
Вся в богатой парче, в дорогой мишуре.
Жемчуга и монисто, коса в серебре.
Пламя жарко горит в драгоценных камнях,
А какие чудесные серьги в ушах

И платочек в руках».

«Ты послушай меня. Эти сны не к добру:
Серебро, жемчуга, эта рожь на ветру…
Горемыками, сын, мы родились на свет.
Кто ж та девушка — пара тебе или нет?
Если дочь богача, лучше брось, позабудь.
Будут вечно корить, в три погибели гнуть.

Не дадут и вздохнуть.

Слушай, милый сынок, и запомни одно:
Серебро серебром— не в крови ли оно?
Как ты думаешь жить — ты спросил бы себя,
— Жить друг друга любя или душу губя,
Чтоб корили тебя век за нищенский род?..
Будешь зять богачу,— отвернется народ

И тебя проклянет».
А влюбленному дороги светлые сны
И девичьи глаза неземной глубины.
«Будь, что будет!» — стучит его сердце в груди,

И не скажешь ему, мол, постой, погоди.
Не пришлось повидаться им летней порой…
Одевается осень поблекшей листвой
Да увядшей травой.