Италмас (восьмая часть)

Автор: Легенда Италмас, Михаил Петров (1905—1955)

Парень вырвал из сердца стрелу… Еще раз
На прощанье рванулся обнять Италмас,
И клокочет в груди — то ли хрип, то ли крик..
«Год искал дорогую, а встретил на миг.
Чем утешить тебя? Может, сердце возьмешь?
Как любило оно! Как болит — невтерпеж!

Был я счастлив— й что ж?..»

Отереть бы слезу ему с девичьих щек,
Но руки приподнять парень больше не смог.
Опустился на лоно родимой земли.
Ропот грома послышался где-то вдали.
«Так ты сердце-возьми…
Или лучше, прости, Лучше дай ему алым цветком расцвести
У людей на пути».
Раздается вдали — как злодею на грех!
— Схожий с криком совы байтугановскйй смех.
Туча низко сошла. Вихрь прошел по лесам.
Переломлен березовый ствол пополам.
Набегает волна на крутую волну,
Блещут молнии в них и ныряют ко дну,

Озарив глубину.

Парень просит в беспамятстве:
«Дайте топор Отомщу Байтугану!»
Нахмурился бор. Ветер стих.
Тень, как траур, лежит на земле,

Тихо всхлипнула где-то овсянка во мгле.
А цветы — очевидцы их первой любви
— До земли наклонили головки свои,
И молчат соловьи.

Жив поныне в народе старинный напев.
В нем обида и ненависть, горе и гнев.
И поют гусляры, как в бесчисленный раз
Приходила на мыс горевать Италмас.
Приходила, стояла, рыдала одна.
И былую любовь у реки допоздна

Окликала она.

Как-то ночью в Вильшуре, залив небеса,
Ни с того, ни с сего вдруг пожар занялся,
Пламя ходит в дверях, пляшет в каждом окне
Кто-то дико кричит — заметался в огне.
То богач Байтуган тщетно спорит с огнем,
Держит ларчик в руках — видно, золото в нем Жаль расстаться с добром.

На огонь, улыбаясь, глядит Италмас.
Пламя бьется в глазах, пламя рвется из глаз.
Греет руки она у горячих углей.
Безутешная мать наклонилась над ней.
Кто поджег этот дом, чтоб тряслись богачи?
Может, слезы ее были столь горячи,

Что зажглися в ночи?!

Через год, лишь луга зацвели у реки,
Италмас свою боль заплетает в венки:
«Ой, зачем погубил ты девичьи мечты?
Ой, зачем ярко-желтые рвал мне цветы?
Ты не ведал, не знал и не ты виноват,
Что лазоревый цвет их у золота взят,

Он — предвестник утрат».

Ей казалось, что ал ее новый букет,
Но цветы были те ж — сплошь лазоревый цвет.
Цвет разлуки. Удмурты зовут и сейчас
Их тугие бутоны цветком италмас,
Чтоб не ведать разлук и не знать маеты,
Рвут’для милых своих там, где травы густы.

Голубые цветы.