Cтихотворение Две молодости

Автор: Михаил Покчи-Петров (Род. 1930)

Послушайте коротенький рассказ
О молодости деда моего.
Мой дед и я.
Мне хочется подчас  пню судьбу сравнить с судьбой его.

Идет малец, лукошком отягщен.
Такому бы играть меж детворы.
Но всю семью кормить обязан он.
Парнишке-сироте не до игры.

Он сеет хлеб. Нещадно солнце жжет
Иссохшую полоску и мальца.
Шагает сеятель и плачет. Едкий пот
Крупнее зерен падает с лица.

Пустынен небосвод. Лишь черных два крыла
Видны на нем и слышится: «Кра-кра!»
Зловещий ворон, предсказатель зла,
Кружит вверху: «Кра-кра — не жди добра!»

К Вале реке, бывало, паренек
Свою лошадку в полдень приведет,
На берег сядет. Волны возле ног
Бегут себе — ни горя, ни забот.

Круги качались тихо на воде.
Они ему предсказывали жизнь.
А ну, па счастье, что нам ждать к страде?
Но разошлись круги и не сошлись.

Не улыбнулось счастье бедняку,
Не вырос хлеб на высохшей земле,
И лишь, подобный алому цветку,
Надежды вечной огонек горел.

Не сладить горю с аленьким цветком,
Не вянет он ни в зной, ни в холода.
Так вера в счастье в сердце молодом
Живет, цветет, не вянет никогда.

Пришла пора. Удалый гармонист
Приметил счастье как-то на лугу:
Коса, что смоль, задорный взгляд лучист.
Как бойко пляшет девушка в кругу!

Двум молодым, красивым — по пути.
Что бедность им, когда в руке — рука?
Но парню надо в армию идти,
Служить за богатеева сынка.

Холщовая котомка за спиной.
Поклон друзьям, родимой стороне.
Простился он с красавицей женой.
Она в слезах:

Ты помни обо мне! Солдатчина.
Не воин ты, слуга!
Ты раб! Фельдфебеля кулак тяжел
И новобранец кинулся в бега,

В леса родные, камские, ушел.
В чащобах жил далеко от села,
Таясь, как зверь, от страха еле жив,
Но дезертира пуля догнала,

Надежды все на счастье угасив.
В лесу дремучем, около ключа,
Упал мой дед, сраженный наповал.
И ключ холодный, тихо рокоча,

Ему о чем-то песню напевал. И я удмурт.
Но молодости две
Мою и деда — трудно и сравнить:
Нельзя весенний ласковый рассвет

С осенним непроглядным мраком слить.
Ведь в детстве я лукошка не знавал,
На плечи сумку школьную надел,
Хранились в ней и книги и пенал,

Другую жизнь я получил в удел.
Нельзя родную школу позабыть!
В душе живут слова учителей:
«Учись! И будь, кем только хочешь быть,

Служи лишь только Родине своей!»
От деда мне в наследство перешла
Его гармонь, подарок дорогой.
Не раз ходил я снею вдоль села,

Но пелись песни о судьбе другой.
И вечерами майскими, когда
Пьянил садов цветущих аромат,
Вдруг пробегали пальцы по ладам,
К садам сзывая парней и девчат.

Вот девушка лебедкою плывет,
За нею парни лихо в круг пошли.
Поет гармонь, и молодость поет
О счастье нашей солнечной земли.

Москва! Столица!. Дед и не мечтал
Попасть туда. Рассказы про Москву
Он сказкою чудесною считал,
Которой не свершиться наяву!

Я в поезд сел. Ты слышишь, дед, гудок,
Вслед за гудком кое с веселый стук?.
В столице я, удмуртский паренек!
Ты видишь, дед, в Москве живет твой внук!

Друзей в Москве я новых повстречал.
Их много здесь, они мне все сродни.
Чтоб жизнь цвела, чтоб в мире мир крепчал,
В столицу мира съехались они.

Мне хорошо шагать в таком ряду,
Где взоры ясны, молодость крепка.
В большую жизнь с друзьями я иду.
Идем, поем. В руке лежит рука.

Мы солнца погасить не разрешим!
Как ярок над землей зари восход!
Шаг миллионов. К солнцу мы спешим!
В единстве к счастью молодость идет!